B U R N E D  T O W N
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
“S P E R A M U S   M E L I O R A ; R E S U R G E T   C I N E R I B U S”


18th century
21st of july 1701. История Города началась, когда зеленые и обманчиво гостеприимные берега реки Детруа привлекли к себе внимание французских колонистов, жаждущих насадить порядки Нового Света на неизведанных территориях. Влекомые инстинктом первооткрывателя, любопытные французы, пользуясь своим излюбленным средством — огнем и мечом, превратили живущие вокруг индейские племена в своих самых опасных врагов.
     Именно так, после нескольких изнуряющих сражений, целые семьи ни в чем неповинных людей были согнаны в резервации, а через страдания и боль, как и многие другие детища жестоких последователей Колумба, пропитанный свежей кровью, родился Детройт.

9th of may 1763. Месть — блюдо, которое подают холодным. Мучимые многолетней обидой, коренные жители детройтских берегов так и не смогли забыть о страданиях, которые принесли с собой нынешние добрые соседи и жестокие завоеватели в прошлом. Когда к власти пришел Прославленный вождь племени Оттава — Понтиак, став Великим сахемом союза западных племен, Америку накрыла волна неизбежных войн. Властный и расчетливый, способный противостоять поселенцам, Понтиак собрал армию из воинов и шаманов, которая поставила на колени все колонии чужеземцев, от Огайо и до Великих Озер. Индейские племена несли с собой смерть, разрушение и панический страх, пока на их пути не возник Детройт.
     Тогда, девятого мая тысяча семьсот шестьдесят третьего года, закончилась кровавая жатва, принеся с собой долгожданное перемирие. Храброго вождя Понтиака, старейшину Великого шаманского общества, вошедшего в Детройт для переговоров, но только чтобы позже взять его силой, так никогда и не нашли. Как не нашли и тех воинов, которых он взял с собой за стены. И лишь молчаливый Город скалился сытой улыбкой, сквозь множество глаз-окон наблюдая за воцарившимся на Его земле миром.

19th century
11th june 1805. Почти полвека спокойной, сытой жизни, вновь окончились для жителей Детройта несчастьем. Очередная жаркая летняя ночь волей или неволей исполнила страшные легенды об индейских проклятиях, которые, по преданиям, навлекли на себя колонисты, нарушив мирное существование коренных народов. В мистических историях, которые передавались горожанами из уст в уста, и в особенности были любимы детьми, вождь Понтиак и его шаманы обещали вернуться, чтобы снова войти в город, через пятьдесят долгих лет завершив начатое. Именно столько, по индейским поверьям, им понадобилось бы, чтобы неупокоенными духами обойти мир живых и вновь найти те самые ворота.
     Расплата настигла жителей Детройта чуть раньше, не дождавшись великого вождя всего несколько лет, и вошла в ночной город огнем, пожирая все на своем пути. Спящие люди в спящих домах горели словно сухие листья, освещая собственными телами многие мили вокруг.  Великий Пожар тысяча восемьсот пятого года уничтожил все, и после ночной казни солнце вошло над пустыней из пепла.
     Но оставшимся в живых жителям пришлось горевать о потере всего лишь до следующего рассвета, который вновь осветил Город. Солнечный свет сменил тьму над вернувшимися, восставшими из пепла улицами и домами. Все вернулось на круги своя, словно бы ничего и не было, живы были даже истлевшие в огне жители. И только церковь Святой Анны сгинула безвозвратно, сизым пеплом напоминая о том, что случившееся не было массовым помешательством.
     «Удивительно, но никто не погиб в пожаре 1805 года! Форт Детройт восстал из пепла!» — будут позже кричать пестрые заголовки газет, вспоминая об этом странном событии. Вот только тот ли Город вернулся оттуда, откуда еще не возвращался никто?
     Правду мог знать только сам Детройт, но Он снова предпочел умолчать о своих тайнах, великодушно оставив место новым загадкам.

20th century
     Великий Пожар ознаменовал новый этап в жизни Города, в последующие сто лет бурно развивающегося и растущего как экономически, так и социально. Вот только что-то неуловимо изменилось в нем после пожара, что-то проскользнуло незамеченной тенью мимо жителей, ослепленных столь неожиданными событиями. 
       А потом появились Они. Странности. Сначала едва заметные, почти неуловимые, словно тихий стон неизлечимо больного в огромном пустом доме, а позже уже совершенно привычные жителям Детройта.
     Ночные скрипы и шорохи, чужие голоса, мистические исчезновения, мрачные секреты и жестокие необъяснимые убийства, так и оставшиеся нераскрытыми — странности приходили в город извне, но оставались навсегда, поселяясь в домах и душах горожан, слепо верящих своему Городу. 

13th of october 1996. В воскресенье, 13 октября 1996 года, Майкл Саммерс по прозвищу «Слим» возвращался домой от друга и одноклассника. В 11 часов вечера и 5 минут мать Майкла сообщила о пропаже в местное отделение полиции. Через несколько часов в ближайшей к маршруту Майкла лесополосе были организованы добровольческие поиски, но они не дали результатов, как и все дальнейшие действия полиции и добровольцев. Он так и не пришел домой в ту дождливую ночь. Не появился Майкл и позже, даже когда на каждом фонарном столбе можно было увидеть объявление, с которого радостно улыбался сам Майкл, держа в руках собаку неизвестной породы. Майклу было двенадцать.
     Именно это исчезновение положило начало череде таинственных и печально известных за пределами Детройта событий, в результате которых в течение еще пяти недель пропали еще пятеро детей. Согласно полицейским отчетам за конец 1996 года, общего между ними было меньше, чем различий. Разный возраст, пол, цвет кожи и глаз, разное телосложение. Индейцев среди пропавших не было, но и это можно было объяснить тем, что индейская община гораздо серьезнее относилась к выходу своих детей за пределы безопасного поселения. Однако жители города быстро сделали из коренных обитателей Детройта виновных, охладив и так не слишком теплые отношения. Несмотря на подозрения, тела пропавших так и не были найдены. Все предпринимаемые полицией действия по поиску пропавших оказались бесполезны. 
     Среди множества бесполезных зацепок, городских слухов и домыслов на фоне всеобщей истерии, решающую роль сыграл детский велосипед, принадлежавший ребенку, который пропал третьим. Велосипед был найден в гараже одного из домов в местном индейском поселении. Владельца дома, 32-летнего Эдварда Спирса, приговорили к заключению. Дело закрыли. Хотя, по мнению местных жителей, освещаемому в местных СМИ, в его вину не поверил никто, ни другие обитатели поселения, ни родители пропавших детей, ни сама полиция, за недостатком других улик не способная объективно посмотреть на дело, но вынужденная следовать согласно протоколам.

21th century

13th of october 2016.  Все началось так же внезапно, как и ровно двадцать лет назад. Тяжелые, свинцового цвета тучи надолго закрыли небо над городом, обещая затяжные ливни и исключительно отвратительную осеннюю непогоду. Электросеть города, не предназначенная для такой нагрузки, грозилась отключиться в любой момент, оставив город без света. Осень снова пришла чуть раньше, обозначив новую черную полосу для жителей Детройта.
     На этот раз ребенок исчез в четверг. Впрочем, это было единственным отличием в новой, аккуратно подшитой папке с заново открытым делом по поводу загадочных исчезновений. А еще то, что похититель, которого обвинили двадцать лет назад, все еще находился в тюрьме Аттика штата Нью-Йорк.
     Осень пришла слишком рано, и Город замер, с трепетным ужасом ожидая новых странных вещей.