Сегодня ему удалось поспать два часа. Почти рекорд против вчерашнего часа и уже достижение, если учесть, что позавчера он не спал вовсе. У Кая вообще были очень странные отношения со сном... читать дальше



Многие студенты переживали горячие влюблённости в своих преподавателей. Не зная, что с этим делать, молодые люди зарывают чувства в себе и молча терпят...


—mafia —
мирные : мафия
3 : 3




— chapter 1. ep. 1—
GM
[до 07.10]

— chapter 1. ep. 2—
Gregory Lawson
[до 11.10]

— chapter 2. —
name surname
[до 00.00]

— chapter 3. —


ВРЕМЯ В ИГРЕ: октябрь 2016.

СОБЫТИЯ В ИГРЕ: Осень вновь пришла в город слишком рано, обозначив начало таинственных исчезновений. События 1996 года повторяются снова, но в этот раз виновник сидит за решеткой, и жителям города все-таки придется столкнуться с правдой лицом к лицу.





Когда вокруг тишина, и стоит поздняя ночь, можно представить себе, что весь наш мир, всё о чём мы думаем, приятное, обыкновенное и разумное — всё это похоже на большой кожаный мяч, наполненный воздухом. Только в некоторых местах кожа эта протёрлась почти насквозь, и в этих местах границы очень тонкие. Лишь пустота.
Сможешь ли ты вспомнить, дорогой Гость, сколько раз с тобой случались странные вещи? Скрипы и шорохи в опустевших домах; тихий шёпот где-то там, за спиной; тени, живущие собственной, наполненной тьмой жизнью, и другие необъяснимые события, ставящие под сомнение трезвость твоего рассудка.
Тогда, дорогой Гость, может быть, это Город зовет тебя? Ведь иногда не мы находим для себя Место, а Место находит нас. И всему, что когда-то покинуло эти границы, рано или поздно будет суждено вернуться.

strɐngǝ things

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » strɐngǝ things » low men in yellow coats » Lag af guðum


Lag af guðum

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://funkyimg.com/i/2wZ26.gif
Не смотри на север, там нет земли.

Внимание: акция! Упрощенный прием для детей богини Нотт

0

2

Asgeir Njörðrsson, 71 y.oДом Ньерда | Наследник, правая рука, глава боевого блока | Чистокровен
• • • • • • • • • • • • • • •
https://68.media.tumblr.com/3b007c7bf59b9adfaabfc83e7f8644fa/tumblr_nwj07vGMiT1uxvu3bo1_250.gif  https://68.media.tumblr.com/a02c3b3cd976ec06536a9755b221774f/tumblr_nwj0e3mkxL1uxvu3bo4_250.gif[Ben Barnes (подлежит смене по желанию)]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Из четырех моих детей, ты, Асгейр, самый желанный, самый ожидаемый, самый горячо любимый и самый нужный. Ты родился посреди клановой войны под постоянным моим страхом потерять тебя так же, как я потеряла своего первого сына. Быть главой – значит всегда быть под ударом и я оказалась той, что испытала это на себе в полной мере, а потому я отчаянно боялась, что не смогу увидеть и твоего появления на свет тоже. Но, несмотря на постоянную угрозу, январской ночью много лет назад, ты сделал свой первый вдох, а родовое поместье огласил горький плач новорожденного, которого я прижала к груди и боялась отпускать следующие несколько дней, засыпая у колыбели, как если бы за тобой и впрямь было недостаточно надзора.
Ты – лучший из моих сыновей. Ты впитал все величие моего дома и моей крови. В твоих глазах я вижу достоинство десятков моих предков и мое собственное. Та же сила, та же решимость, та же гордыня. Годами я воспитывала в тебе то, что во мне проросло по мере моего взросления и становления главой дома Ньерда: ненависть к полукровкам, чужестранцам и всем, кто смеет осквернять имена наших Богов. И ты стал достойным наследником мне и твоему отцу, но что важнее – морскому двору и самому Ньерду. Видят Боги, ты был зачат от Рагнара, но был послан мне морским владыкой, чтобы стать самым великим лидером из всех, что когда-либо знала Исландия. И ты им станешь, я знаю это уже сейчас, когда ты бросаешь мне под ноги головы тех ублюдков, которые пестуют своего единственного Бога и думают, что могут угрожать нам.
Ты долгое время оставался единственным ребенком. Единственным и горячо любимым. Дела клана отнимали у меня много времени, но я всегда находила его и для тебя, потому что ты был самым ценным моим сокровищем, которое я готова была опекать каждое мгновение твоей жизни, если бы не знала, что это принесет тебе больше вреда, чем пользы. Я позволяла тебе бить колени, лазать по деревьям, обжигаться и получать свой собственный опыт, потому что знала, что лучшее, что я могу для тебя сделать – вырастить тебя мужчиной. Этому же способствовал твоей отец – знаменитый на всю страну воин, который больше всего на свете ненавидел тот факт, что над ним главенствует женщина.
Над тобой я никогда не главенствовала. Ты был кровью от моей крови, плотью от моей плоти, духом от моего духа и силой от моей силы. Я прекрасно знала, что настанет тот час, когда перед тобой склонятся все и даже я сама и в это самое мгновение гордости моей за тебя не будет предела.
Тебе было четыре года, когда тебя впервые похитили. Мы вели войну с тогда еще существующим, но очень малочисленным и дышащим на ладан домом Сурта. Их огонь угасал, единственный жрец не мог обеспечить достаточной связи с покровителем, а они сами совершали одну ошибку за другой. Последней их ошибкой стало твое похищение. Они хотели, чтобы ты женился на дочери главы и между нами был заключен мир, но я никогда не верила подлецам, которые похищали детей. Я помню всю жестокость свершившейся битвы, на которую ты глядел во все глаза. В иное время я бы закрыла тебя собой и не позволила наблюдать за происходящим, но тогда мне было не до этого. Легким взмахом руки я сворачивала шеи всем тем, кто посмел к тебе приблизиться. Я не испытывала жалости. Мне было наплевать. Ведь на войне, как на войне.
Ты выжил. На твоем лице красовалась царапина от подбородка до самого уха, но ты не жаловался и не показывал своего ужаса. Ужаса от того, как твои отец и мать убивали без разбору всех тех, кто был причастен к похищению. В ту ночь дому Сурта пришел конец, а ты уснул в своей постели. Увы, этот раз не был последним.
Ты вырос на рассказах о славных битвах и был свидетелем многих из них. Мы с твоим отцом были куда более воинственными представителями клана, чем прежние и привыкли решать вопросы силой, лишь изредка используя дипломатию. Мы были категоричны в отношении большинства вещей и фанатично категоричны в отношении политики консерватизма, сохранения прежних устоев, традиций и порядков. Мы не были родителями, которые считали, что детям не обязательно ничего объяснять. Мы тратили много времени на то, чтобы разъяснить тебе причину тех или иных наших поступков и ты впитывал идеологию консерваторов едва ли не с рождения, зная, что верность Богам и готовность отдать за них жизнь – самое важное, что у нас есть.
Годы шли, ты рос, учился и тренировался вместе со своим отцом. Ты желал быть карателем, но я знала, что никогда тебе этого не позволю. Не потому что это было опасным, а потому что уже тогда близки были времена, когда Совет Кланов расколется. И я не хотела, чтобы ты оказался в структуре, которая поставит тебя перед выбором. Впрочем, уже к твоему совершеннолетию я прекрасно поняла, что никакого выбора для тебя не существует и древние Боги тебе близки точно так же, как и мне самой, а твоя воинственность ничуть не уступает воинственности всего клана и ты готов защищать его интересы с огненным шаром в руках.
Твое имя в этой стране предпочитают произносить шепотом. За семьдесят лет своей жизни ты трижды был обвинен в различных преступлениях и трижды оправдан. Могут ли жестокие расправы во славу древних Богов считаться преступлениями, смеют ли они судить тебя за подобное? Нет. И я знаю, что ты будешь до самого конца стоять за наши традиции, нашу веру, наш клан и наших Богов. А ты знаешь, что я костьми лягу за тебя, твое будущее и твой выбор.
Пожалуй, беспокоит меня лишь одно. Иногда, смывая кровь с твоих рук после очередной битвы, я думаю о том, что ты порой пугаешь даже меня. Пугаешь ту, что тебя породила и тебя создала.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
* Асгейр – наследник клана Ньерда, старший из четырех детей Гудрун и Рагнара. Он воспитывался в лучших традициях воинственного клана и в полной мере разделил все убеждения родителей, ныне являющийся главной их гордостью.
* Мужчина не щадит себя и не пользуется статусом наследника, раздавая приказы налево и направо. Он сам не дурак поучаствовать в битвах и расправах над охотниками и просто ублюдками и у него это прекрасно выходит.
* В некотором смысле Асгейр – фанатик. Фанатик консервативных идей, готовый убивать кого угодно ради сохранения Исландии такой, какая она есть. Именно за это он четыре раза попадал под суд. Но всегда не доставало доказательств, обвинительной базы, пропадали свидетели, а судьи предпочитали выносить оправдательный приговор.
* Асгейр не женат и его никогда к этому не понуждали. О браке и наследии задумались совсем недавно и то только потому что времена опасные и было бы прекрасно обзавестись наследниками на пару поколений вперед. С этой целью для Асгейра подобрали невесту в лице вельвы клана. В день знакомства, юноша зашел в комнату, посмотрел на нее, на мать и вышел. Его ответом было: «если считаешь нужным, чтобы я женился на ней – я женюсь». После этого мужчина отправился на очередную битву с охотниками.
* Мужчина ценит свою семью, свой род, свой клан и Богов. Эти ценности для него безупречны, вечны и непогрешимы и ради них он готов пойти даже на самые страшные преступления.
* Не передать словами, как мы ждем этого персонажа. Не то, что лично я - практически весь форум, потому что Асгейр - один из важных столпов консервативного блока, от его имени дрожат либералы, его опасаются даже в его собственной семье и как только он придет - сразу же попадет в водоворот нескучной исландской жизни. Приходите. Отец, мать, дяди, тетки, кузены, сестра - все будут вам безумно рады.
СВЯЗЬ
Гостевая, лс, потом любой другой способ связаться.


http://wodan.rusff.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p24738

0

3

Guðlaug Nottsdottir❖ глава дома Нотт ❖  201 y.o  ❖ псионический взрыв ❖ Janet Montgomery


http://funkyimg.com/i/2x2Wo.gif

❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

Колдовской закон? Вековые традиции? Заключенные пакты? Знакомьтесь. Это – Гудлауг Ноттсдоттир и ей на них абсолютно наплевать. Как наплевать абсолютно на все достижения колдовского сообщества в Исландии и за ее пределами, как наплевать на внутренние распри Совета, домов и самих Богов. Гудлауг и есть Бог. Сегодня она решает кому жить, а кому умереть, какому клану преклонить колени, а какому из них уже не нужно ничего преклонять, потому что им не будет ни милости, ни прощения – только безучастная и глупая смерть от ее руки, или от руки любого, кому она отдаст приказ вырезать тех, кого она посчитает недостойными. Впрочем, недостойными она считает абсолютно всех, кроме своих сыновей и членов своего дома. Все остальные  для нее – мусор, пыль, которую она развеет по ветру как только ей надоест развлекать себя их мучениями и их страхом. А они боятся ее. Гудлауг видит это в их глазах, слышит это в стуке их сердец и в их голосах, в которых все чаще звучит мольба. Пусть молят. Дочь Нотт всегда предоставляет выбор: подчинение, или смерть.
Гудлауг родилась в семье главы дома Нотт в 1816 году, когда ни о каких охотниках, либералах и потери благодати еще и не слышали. Она воспитывалась в строгости очень набожного дома, который активно поддерживал связь с Богиней-покровительницей, так что еще ребенком, будущая глава клана проводила время в Святилище, получала сакральные видения и ни на мгновение не сомневалась в том, что Нотт никогда ее не оставит. Гудлауг была рождена глубокой ночью и убеждена была в том, что покров Богини будет над нею до самой смерти.
Гудлауг была первым ребенком правящей четы и потому ей предстояло в далеком будущем занять место главы дома. Воспитывали ее соответствующим образом, нагрузка на девочку была гораздо значительнее, чем на любого из сверстников, но дочь Нотт не противилась: она осознавала всю степень ответственности на нее возложенную, прилежно училась, слушала наставления отца и жрецов и старалась быть достойной имени своих великих предков.
Совершенно не удивительным был тот факт, что в раннем возрасте наследница была помолвлена с одним из сыновей главы дома Одина. Наследников у дома Вотана было двое, так как мальчики родились близнецами и хотя одного условно считали старшим, на деле, никто не был уверен в старшинстве того или иного из сыновей. Наследник был выбран действующим главой, а второму была оказана великая честь встать рядом с будущей главой другого дома. Этому Гудлауг тоже не противилась. Она всегда в полной мере осознавала собственные обязательства, никогда не мечтала выйти замуж по любви и полагала, что такой брачный союз вполне достоин ее имени.
Окончив школу Совета, девушка всего через пару дней сочеталась браком с Эрлингом Одинссоном. К тому времени они были хорошо знакомы и хотя не любили друг друга, уважали и признавали этот союз весьма перспективным. Новоявленные супруги были похожи характерами, амбициями, привычками и усмотрениями.
Следующие тридцать лет Гудлауг не суждено было стать главой дома и она была рада этому, помогая отцу во всем, что касалось управления делами дома, занимаясь своей семейной жизнью, которая нередко разбавлялась скандалами, но которая никогда не была даже близка к грани разрушения. Гудлауг с Эрлингом умели найти общий язык и успешно достигали своих целей во всем, что делали вместе. Вместе они и стали править домом Нотт, когда прежний глава почил от смертельной в магическом мире хвори. Правление их не прослыло золотым веком дома Нотт, но определенно, молодая чета успешно справлялась со своими обязанностями до тех пор, пока взор Эрлинга не упал на место главы дома Одина, где уже некоторое время успешно правил его брат. Власть пьянила и притягивала. Гудлауг знала о поползновениях супруга и не желала мешать. К тому времени у нее уже был сын, наследник и она была бы не против оставить ему не один клан, а два, равно как и не против была бы в союзе с супругом подчинить своей власти другие кланы. Увы, через несколько лет попыток политическим путем достигнуть желаемого, обо всем стало известно сначала членам дома Одина, а затем его главе. Разразилась война, которая должна была стать братоубийственной, но отступать было уже некуда.
Гудлауг было, что терять. Хотя бы супруга, свою власть и жизнь пятерых сыновей, которых она любила гораздо больше себя и, быть может, гораздо больше власти. Следующие несколько лет инициативу перехватывала то одна сторона, то другая, но увы, все закончилось плачевно для дома Нотт, когда ночью 1896 года дом Одина совершил нападение на город Гудлауг. Погибли многие мужчины, включая мужа главы дома и она готова была поклясться, что сама не сдастся без боя, когда брат супруга предложил ей уйти, забрав оставшихся людей, навсегда оставить Исландию и больше никогда здесь не появляться. Гудлауг была беременна, у нее все еще оставались пятеро сыновей и она поклялась, что к утру их не будет в городе. Так и случилось.
Однако, если глава дома Одина полагал, что остатки клана Нотт погибнут в дороге, он ошибался. Глава дома знала, куда ей следует вести своих людей. Забрав золото и предметы первой необходимости, Гудлауг отправилась на остров Хэймаэй, с которым ее семья долгое время вела торговлю свечами по очень выгодным ценам. Здесь ее саму и ее клан хорошо приняли и помогли выжить. При помощи золота, магии и доброжелательности местных жителей, пару десятилетий спустя, женщина вновь встала на ноги и даже смогла выкупить местное подобие морского порта, из которого сделала настоящий морской порт уже пять лет спустя.
Вопрос о выживании дома Нотт следующий век не стоял вовсе. Они ни в чем не нуждались. Кроме родного дома, к возвращению которого женщина стала готовить свой клан уже через пару недель после того как родила очередного сына. Следующие несколько десятилетий под пристальным вниманием лучших выживших умов и силовых элементов дома Нотт, колдуны от мала до велика готовились к тому, чтобы отбить свое место под солнцем. Гудлауг исключением не была, тренируясь на равных со всеми, практикуя статичную способность, равно как и способности динамические. Она желала мести, быть может, больше других, потому что в роковую ночь потеряла все, кроме своих сыновей, которых, впрочем, считала и по сей день считает своим главным достоянием.
Очевидным стало, что ждать дальше нельзя, когда браки в клане заключать более не представлялось возможным из-за близкого родства всех членов. Детей в доме было чрезвычайно мало, что ставило дом Нотт на грань выживания. Именно тогда Гудлауг решила, что она готова. Что они все готовы. Завершая последние приготовления, набирая состав, который отправится в Рейкьявик, женщина отправила туда одного из своих сыновей и нескольких мужчин с тем, чтобы дать другим домам шанс на выживание. Им надлежало склониться перед нею и помочь ей в уничтожении дома Одина. Увы, этот шаг привел к гибели ее ребенка, убитого за это предложение одним из глав домов. Гудлауг не пролила ни слезинки, но поклялась, что отомстить за сына самым жестоким образом.
Клан Нотт прибыл в Рейкьявик в сентябре 2017 года, ведомый жесткой рукой своей главы. Ей плевать на мораль, плевать на чужие нужды, она не знает снисхождения и жалости. Подчинение или смерть. Настало время отомстить за годы жизни вдали от родной земли, родных Богов и мест, пропитанных кровью убитых в войне соратников, друзей и родичей.

❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

* У Гудлауг пятеро живых сыновей: Бьорн, Эгиль, Сигурд, Гаральд и Маттиас, один ныне почивший сын – Бальдр и двое внуков от старшего сына;
* Гудлауг настолько уверена в мощи своего дома, что она не считается ни с каким из кланов и полагает, что, в общем-то, они не так уж сильно ей нужны. Но если они склонятся добровольно и будут служить ей верой и правдой, может быть, кто-то из них и впрямь сможет выжить;
* Женщине глубоко наплевать на внутренние распри кланов, на разделение их на либералов и консерваторов. Она хочет власти над всеми и будет использовать их конфликты себе на благо.

0

4

Svein Njörðrson, 60 лет Дом Ньерда | Глава боевой группы | Чистокровен
• • • • • • • • • • • • • • •
https://68.media.tumblr.com/8c62ade0833495f9128043df019fc273/tumblr_oagk367QGq1uzvbylo1_500.gif  [sam clafflin]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Известная истина гласит, что дети есть зеркало своих родителей.
Не снимая с себя и толики вины за то, что из тебя вышло, я с уверенностью могу сказать, что порой мне становится страшно от того, что я в самом деле твоя мать.
Ты был моим вторым сыном. Пожалуй, таким женщинам как я не надлежало заводить детей вовсе, но я была главой клана и надо мной тяготела обязанность обеспечить преемственность, которую, впрочем, я всегда видела в твоем старшем брате - Асгейре. Он был моим первенцем, единственным ребенком, которого я ждала больше всего на свете после смерти еще в утробе вашего старшего брата. Он был моим сыном, моим наследником, моей сутью и моим дыханием. Я не любила никого так же сильно, как его и, увы, твое рождение не смогло этого изменить. К тому времени Асгейру было уже пятнадцать, и я обещала ему сестру, о которой он сможет заботиться. Но майским утром у него родился брат.
В свою защиту и защиту твоего отца скажу, что мы не могли бы быть рады больше, даже если бы родилась столь желанная девочка. Мы правда были рады твоему рождению и хотя я легко передала тебя в руки врачей в противовес тому, как не могла ни на минуту отпустить Асгейра, я все равно любила тебя с этого самого мгновения и буду любить до самого конца твоих дней.
Ты в это не веришь. Что ж, ты имеешь на это полное право, потому что порой я смотрю на тебя и тоже в это не верю. Не верю в то, что я смогла искалечить твою душу настолько, что тебе чужды абсолютно все принципы нашего дома. Не верю в то, что моя отчаянная любовь к старшему сыну, привела к тому, кем ты стал. Не верю в то, что твоя ревность и нужда в моей заботе, моей ласке и моем внимании могла создать из тебя чудовище, способное причинить страдания даже тем, кто с ним одной крови.
Я не игнорировала тебя. Ты никогда ни в чем не нуждался. Тебя никогда не обижали ни словом, ни делом. У тебя не было изъянов, за которые тебя могли бы меньше любить, или забывать о твоем существовании. Единственным твоим минусом в моих глазах был тот факт, что ты не был Асгейром. И ты прекрасно это понимал, единовременно испытывая обиду на меня и немыслимую ревность, из-за которой вы позже будете часто сцепляться со старшим братом.
С тобой, Свейн, никогда не обращались хуже. У тебя были самые лучшие игрушки, самая лучшая одежда, самая просторная комната, самые блестящие наставники и самые добрые няньки. Я заходила к тебе вечерами и целовала тебя на ночь. Я уговаривала тебя поесть кашу утром, если ты не хотел этого делать. Я заставляла тебя выполнять домашние задания, данные тебе в школе. Я заботилась о тебе. Но все это было несравнимо с моим отношением к Асгейру.
Почему?
Он был рожден королем. Он был безупречен и совершенен во всем с самого начала. Он был точным слепком меня самой и всех моих великих предков. Кровь Ньерда так явно играла в его характере, что порой я задыхалась от восторга, глядя на него.
Ты был другим. Не хуже, не лучше, просто другим. Не таким близким, не таким родным, меньше любимым, но все равно небезразличным.
Разве я обидела тебя хоть раз? Оскорбила? Ударила? Разве я игнорировала твое существование?
Этими вопросами я задаюсь до сих пор. Но в отличие от меня ты прекрасно знаешь ответ на каждый из них.
Я обижала тебя каждый день, когда отправляла в школу к наставникам, а сама оставалась с Асгейром и учила его управлять своим даром. Я оскорбляла тебя каждый раз, когда на мероприятия завязывала ему галстук собственными руками, а тебе приказывала завязать гувернантке. Я ударяла тебя каждый раз, когда Асгейр без спроса входил в мой кабинет, за что тебе неизменно делали замечание.
Все это казалось мне незначительными мелочами. Все это было для тебя страшной обидой каждый новый день.
Ты вырос избалованным наследником великого клана. Избалованным, капризным, жестоким, острым на язык, умным и непримиримым. За невозможностью дотянуться до меня, ты тянулся к своему отцу. Тебе казалось, что он такой же отвергнутый мной, как и ты, но твой отец давно уже нашел отдушину, которая позволяла ему не думать о том, что мы не равны. Он научил тебя многому из того, что можно было применять в дальнейшем на практике. Мне мы все и не сомневались в том, что ты окажешься таким же консерватором, как и мы все.
Увы, нам не дано было узнать, что консервативные взгляды тебе претили и ты поддерживал взгляды либеральные. Где ты набрался этого вздора? Я не знала. На деле же, пока я была занята делами клана и старшего сына, ты почти назло мне в школе сошелся с детьми сторонников «Ветра Перемен». Это было немыслимым безумием, но окончив школу, ты испросил дозволения отправиться учиться в Европу. Гнев? Это не то слово, каким я могла бы описать свое состояние. Мы ругались весь вечер и единственное, чего ты не понимал, почему Асгейру прощается даже нарушение закона, за которое он ни разу так и не понес ответа, а тебе нельзя просто делать свободный выбор. Потому что я – твоя мать и я так решила. В моем доме не может быть и не должно быть никаких либералов. Увы, для нас это было началом конца.
Чем больше ты укоренялся в своих либеральных взглядах, чем больше проводил времени со своими друзьями из либеральных кланов, тем больше становилась пропасть между тобой и семьей. Гнев на меня очень скоро перерос в ненависть. Ведь обо мне так много говорили те, кто меня боялся. Нас с твоим отцом называли оплотом консерваторов, главной их угрозой, потому что с воинственностью моей и Рагнара сложно было поспорить. В тебе воспитывали ненависть к консерватизму, но воспитали ненависть ко мне, которая неизменно граничила с ненавистью к старшему брату и стремлению к соперничеству. Его создала я. Себя ты создавал самостоятельно.
Когда родилась твоя младшая сестра, тебе было уже тридцать и ты несколько лет как не жил в родовом поместье и вообще не хотел считать себя частью этого клана. Выбора у тебя, впрочем, не было. Быть может, кланы союза «Ветра Перемен» и принимали тебя как родного, но они желали тебя использовать и ты прекрасным образом это понимал. Дома, быть может, тебе не всегда были рады, но никто здесь не собирался тобой помыкать и использовать в своих целях. Именно это долгое время удерживало тебя от удара прямо мне в спину.
Ты нанес его на Самайн. На шабаше, где было столько народу, что сделать это мог бы любой. Стоит отдать тебе должное, не каждый убийца решится посмотреть в глаза своей жертве, особенно если жертва – твоя мать. Отравленный кинжал, серьезно? Ты так боялся, что ранение меня не убьет, что позаботился о яде на лезвии? Или это были твои дружки из либералов?
Скажи мне, долго ли ты бежал, воткнув кинжал дважды? Сквозь ночь, опережая дикую охоту, раздирая руки и колени в кровь, теряя оружие при очередном падении. Скажи мне, хотел ли ты в эти мгновения умирать вместе со мной? Скажи мне, что чувствовал на утро, когда тебе сообщили о том, что твоя мать при смерти, но еще жива? И на что ты надеялся?
Я пробыла в коме четыре месяца, потеряла ребенка – твою вторую младшую сестру и еще год ушел на полное восстановление. Ты надеялся обезглавить клан, лишив меня жизни? Тебе это не удалось даже на время моего отсутствия, потому что твой старший брат, Асгейр всегда был на первом месте и справлялся со всем. Справился он и этим, показав себя безупречным регентом. В нем я не сомневалась никогда. И если бы я не очнулась вовремя, ты был бы казнен им за то, что наделал.
А теперь? Ты смотришь прямо на меня, когда я занимаю свое законное место в общей зале во главе стола. Никто кроме нашей семьи не знает, что ты поднял руку на главу и собственную мать, иначе бы тебя уже разорвали в клочья. Твои братья не понимают, почему ты до сих пор жив и дышишь. Да и ты не понимаешь тоже. Я не тороплюсь ничего объяснять.
Да и нужно ли? Ты – мой сын.
И я скорее умру, чем отдам приказ о твоей казни.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:

* Свейн - второй сын воинственной четы клана Ньерда. У него есть один старший брат, один младший и одна младшая сестра. Из четырех детей Гудрун испытывает искреннюю привязанность только к двум и только по своим соображениям, которые ясны и понятны ей одной.
* Свейна никогда не обижали, он не плакал забитый в уголке, его не забывали поздравить с Днем Рождения и с Йолем. Просто он не был любимым сыном и не получал столько внимания, сколько получал его старший брат – Асгейр, что дико раздражало еще с детских лет, вызывало ревность и зависть.
* Свейн – не подлый ублюдок по натуре. Все его поступки есть следствие попытки утвердиться, дать самому себе понять, на что он способен и как далеко готов зайти в своих убеждениях. Это парадоксально, но в этом он один в один повторяет родителей с разницей в том, что они исповедуют убеждения консерватизма, а Свейн склонен к либеральным взглядам.
* Он свободен в своих убеждениях, несмотря на то, что вырос в семье, которая не спрашивала никого, какую сторону они хотели бы занять. Клан Ньерда – клан прожженных консерваторов и здесь не может быть никакой альтернативы. Тот факт, что Свейну удалось сформировать свой собственный взгляд на происходящие события и так яро пойти против взглядов семьи – чудо.
* Тот факт, что мать не дала брату казнить его, Свейн рассмотрел как жалость и проникся к Гудрун еще большей ненавистью. Он терпеть не может снисхождения, сочувствия и жалости к своей персоне. Особенно со стороны той, что должна ненавидеть его всей душой, а вместо этого не только простила, но даже не изгнала из клана.
* У Свейна сложные взаимоотношения с Асгейром – любимым сыном матери. Долгие годы он винил в таком отношении Гудрун старшего брата, в общем-то, не ошибаясь. Но их конфликт осложняется тем фактом, что Асгейр достойный наследник своей матери, но следующим в очереди наследования после брата, стоит сам Свейн. И если либеральным кланам удастся настроить мужчину против семьи в достаточной степени, он готов будет убить и Асгейра, и свою мать.
СВЯЗЬ
Гостевая, лс

0

5

PETER JÖRGENSSON, 18-23 Deus Vult | Член Ордена | Человек, коренной исландец
• • • • • • • • • • • • • • •
http://68.media.tumblr.com/d30ed258a6193baf32be086eef2630cd/tumblr_ooz8jgYbCb1v5zaklo2_540.gif[Павел Табаков (смена по желанию)]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
- Тётя БиБи!
Международный аэропорт Кефлавика видел тысячи встреч, и наша не была чем-то особенным. Те же крепкие объятия, торопливые поцелуи, быстрые вопросы о самом главном - в общем, всё как обычно. Тебя сопровождала высокая сухопарая женщина с поджатыми губами, меня - внушительный чемодан, лучезарная улыбка и шлейф “Армани”. Коротко поздоровавшись с твоей гувернанткой (а кем ещё она могла быть?), я позволила себе сентиментально расплакаться в твоё плечо и отвести меня к выходу. В одной руке у меня были цветы, в другой - твоя крепкая, горячая ладонь, и громыхающий колёсиками чемодан выстукивал “Добро пожаловать”. Не переставая тараторить - “Не укачало? Вчера был жуткий ветер, и не знаю, что делал бы, если бы рейс задержали, а то и отменили… Как же я рад, БиБи! Поверить не могу, что ты снова с нами!”, - ты усадил меня в машину, пробормотал что-то зубодробительное водителю и устроился под боком.
- Выдыхай, кадет, - хором посоветовали водитель и гувернантка, когда автомобиль выехал с территории аэропорта, и я невольно улыбнулась.
- Ну, племянник, - ты немедленно отодвинулся и вытянулся в струнку. - И что ты такое?
- Петер, мадам. Кадет Петер Йоргенсон, научное подразделение.

Петер родился в 199… году в Рейкьявике и стал доказательством того, что Господь никого не оставляет своей милостью. Его родители были счастливы в браке, но долгие годы не могли завести ребёнка, и вот счастливый день наконец настал. Желанное дитя, он рос счастливым мальчиком, и пусть его немногочисленные игрушки не были самыми дорогими или самыми яркими, Петер знал, что любим и со всем пылом детского сердца любил в ответ. Его воспитывали добрым лютеранином, и вера, любовь к Богу и страх перед Ним пышно расцвели в сыне Йоргена и Анны. Мальчик исправно посещал с родителями службы, даже пел в хоре, и искренне не понимал, как можно отрицать Господа. Как кому-то могут быть милее кровавые жертвы и жестокость языческих обрядов, если Бог есть любовь? Как могут эти невежды упорствовать в своих заблуждениях и губить своей ересью бессмертные души людей?
Подобный образ мыслей рано или поздно должен был привести Петера к Deus Vult, и когда мальчик принял решение, восторг его родителей был неподдельным. Они поддерживали орден охотников, полагая всё колдовское происками дьявола, и искренне желали видеть родную землю свободной от многовекового зла и козней лукавого. В церковной школе Петер учился не только Закону Божьему, но и многому другому, чего не умели обыватели. Однако руководство Ордена, внимательно следившее за мальчиками и девочками, которые должны были прийти на смену нынешним борцам с ведовством, уже выбрало ему занятие, должное стать делом всей его жизни и послужить во благо Господа и верных слуг Его.
Ещё подростком Петер проявлял интерес к естественным наукам; особенно хорошо ему давалась биология, а много повидавший и в целом скептически настроенный профессор-химик с восторгом называл его руки не иначе как “умными”, что в узких кругах приравнивается к высшей похвале.  По мере взросления, однако, юноша всё чаще говорил о желании присоединиться к боевой группе, и наставники, желавшие видеть его учёным-исследователем, вынуждены было всё настойчивее рекомендовать юноше не разбрасываться по пустякам и заниматься тем, чего от него ждут. Перспектива провести остаток жизни над предметными стёклами до сих пор кажется Петеру не очень привлекательной, но на громкий протест он ещё не решился. Не в последнюю очередь потому, что Беатрис, которая в свободное время гоняет его до седьмого пота и кровавых слёз, грозится свернуть ему шею, как только мальчишка подаст рапорт руководству. Петер, правда, не очень-то верит: это не её стиль, - но не сомневается, что на подзатыльник вкупе с очередным раздражающим: “Не говори глупостей, ты не готов, ты не сможешь прицелиться, тебя выпотрошат в первом же переулке”, - нарвётся. 

Я не укачивала тебя на руках и не пела колыбельных, не видела твоих первых шагов, не слышала, как ты вопишь от восторга на ярмарочной карусели, и не знаю, в кого ты влюбился в детском саду. Но если у меня есть сын, то им можешь быть только ты. Ты умён, мой мальчик, но сколько бы книг ты ни прочёл, сколько бы звучных слов ни произнёс, ты ещё дитя в кругу тех, кто разбавляет утренний кофе кровью ночной охоты. Твои глаза внимательны, твои выводы точны, а слова остры, каждая мать гордилась бы таким сыном. Каждая мать берегла бы его как зеницу ока, и я - не исключение. Я отдам за тебя жизнь, Петер, я подставлю любого из своих коллег, я пойду на какую угодно сделку, лишь бы ты был благополучен.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
1)  Если чувствуете, что это ваш персонаж, но есть “но”, будем обсуждать и договариваться. Внешность можно сменить, имя - тоже, но оно обязательно должно быть христианским (в том числе с корнем Krist-). Характер - тоже на ваше усмотрение, но ключевые моменты (любовь к Богу, верность Ордену, ум) и соответствие возрасту обязательны.
2) У Беатрис и Петера очень тёплые и близкие отношения, которым не мешает ни разница в возрасте и образе жизни, ни служба в Ордене. Привязанность и нежность, однако, не означают идиллии, и споры, а то и ссоры случаются регулярно.
3) Сейчас молодой человек находится на распутье, и каким образом он будет бороться за наше правое дело, зависит только от нас с вами. Я не прописываю конкретного развития событий, и останется ли Петер в лабораториях разрабатывать новое оружие против колдунов, или всё-таки добьётся своего и примкнёт к боевикам Deus Vult - покажет время. 
СВЯЗЬ
Гостевая, ЛС.

0


Вы здесь » strɐngǝ things » low men in yellow coats » Lag af guðum